Из истории развития Российско-Португальских отношений

Версия для печати

Официальные дипломатические отношения между Россией и Португалией были установлены сравнительно поздно - в 1779 г. Однако, первые документально зафиксированные попытки установить контакты между Португалией и Российской Империей относятся к началу XVIII века.

Россия и Португалия, страны - территориально удаленные друг от друга, которые не имели общих политических интересов ни в Европе, ни в других частях света. Однако в интересах обоих государств было установить торговые связи и в этом, прежде всего, была заинтересована Португалия. Она обладала обширными колониями и мечтала о могущественном флоте. Для осуществления этой мечты португальцам необходимы были товары, являющиеся предметом русского экспорта: мачтовый лес, пенька и смола. Имеются сведения о том, что в 1724 г. португальское правительство обратилось к Петру I с предложением об установлении торговых отношений. В ответ на что, Петр I издал указ о посылке в Лиссабон консула для налаживания торговли с Португалией. Однако никаких точных сведений относительно его пребывания в Лиссабоне и об успехе или неуспехе его миссии не имеется.

К 1739 году относятся факты прямой торговли между Россией и Португалией, которая состояла из весьма небольшого спектра товаров: Португалия ввозила помимо леса, железо, лен и воск, а Россия покупала португальское вино, фрукты, пробку, оливки и соль.

С 1769 г. португальцы стали проявлять систематическую заинтересованность в торговле с Россией для осуществления которой стало необходимо учреждение первого официального генерального консульства. Оно было открыто в Лиссабоне и прежде всего защищало интересы и обслуживало русскую эскадру, посланную тогда в Средиземное море. Первым консулом России в Португалии был назначен 2 октября 1769 года банкир из Гамбурга Жоау Антониу Боршер. Он не был заинтересован в установлении прямой русско-португальской торговли, чем во многом объясняется ее отсутствие между двумя странами в 70-х гг. XVIII века.

Но, несмотря на это, прямая торговля все же началась к концу 70-х гг., поскольку обе страны в немалой степени нуждалась в товарах друг друга. В период заинтересованности расширения торговли происходит и установление постоянных дипломатических отношений между Россией и Португалией.

20 октября 1779 г. в Санкт-Петербург переводом из Гааги по указу португальской королевы Марии I прибыл в качестве первого португальского посла - Франсишку Жозе Орта Машаду.

4 июля 1780 г. (во времена правления императрицы Екатерины II) в Португалию прибыл первый русский посол граф Нессельроде, миссия которого в Лиссабоне продолжалась с 1780 по 1786 гг. Таким образом, можно констатировать факт, что установлению дипломатических отношений между нашими странами мы обязаны двум великим женщинам.

За начальный период работы дипломатических представительств были подготовлены два первых двусторонних договора: Договор о вооруженном нейтралитете, подписанный в 1782 г., который устанавливал режим свободного мореплавания для кораблей нейтральных стран с неконтрабандным грузом на борту, и Торговый договор, заключенный в 1787 г. для содействия товарообмену между двумя странами.

С 1786 по 1791 гг. русским поверенным в делах в столице Португалии являлся граф Г. де Форсманн. И, наконец, в последние годы XVIII века главой дипломатической миссии России в Португалии был граф де Рештерен.

В 1795 г. обязанности генерального консула в течение 3 лет исполнял другой выходец из Гамбурга Ф.Стиц, однако он не получил официального назначения на пост от министерства иностранных дел России. В 1798 г. в Лиссабон прибыл второй генеральный консул Андрей Дубашевский.

Значительным событием в двусторонних отношениях того времени стало подписание в 1799 г. в Санкт-Петербурге российско-португальского союзного, оборонительного договора, предусматривающего обязательство сторон "оказывать взаимную помощь на суше и на море в случае неприятельского нападения". Хотя этот договор не нашел практического применения в крайне сложной и противоречивой военно-политической обстановке в Европе в начале XIX века, Россия в меру возможностей оказывала дипломатическую поддержку усилиям Португалии, стремившейся удержаться в стороне от военного противоборства великих держав.

Из отношений, получивших развитие в области культуры между Россией и Португалией в XVIII веке следует выделить контакты между Имперской академией наук в Петербурге и Королевской академией португальской истории в 1735-1741 гг. Познания русского двора о португальском языке и литературе до 1730 г. были очень скудными и ограниченными. Установлению непосредственного обмена письмами между двумя академиями в значительной степени способствовал Антониу Нунеш Рибейру Санчес - португальский медик, долгие годы живший в России и служивший при царском дворе. При его непосредственном участии был осуществлен обмен книгами и научными трудами, изданными русской и португальской академиями. На протяжении своего пребывания в России Рибейру Санчес участвовал в культурной и научной жизни Петербурга и за заслуги перед Академией наук Петербурга, в том числе за налаживание книжного обмена с Королевской академией истории Португалии, был назван ее почетным членом после отъезда из России в 1747 г.

Из культурных контактов в других областях между Португалией и Россией сохранились сведения о пребывании и выступлениях при дворе Екатерины II в 1785-1787 гг. известной португальской певицы того времени Луизы Агиар Тоди, а также о выступлении в Лиссабоне в 1787 г. музыканта русской императрицы Антонио Лолли.

Таким образом, основываясь на вышеуказанных фактах можно сделать вывод о том, что русско-португальские отношения в XVIII веке получили значительное для своего времени развитие в различных областях.

В XIX веке Россия в своих отношениях с Португалией первостепенное значение придавала развитию торговли, развивающейся в условиях жестокой конкуренции, которую испытывали русские товары на португальском рынке со стороны английских и французских товаров и продукции европейских стран.

В 1849-1851 гг. по инициативе российской стороны с Португалией были проведены переговоры с целью подготовки нового договора о торговле и мореплавании "на принципах справедливости, взаимности и полного равенства торговых флагов обеих сторон". В феврале 1851 г. в Лиссабоне такой договор был заключен и закрепил в торговых отношениях принцип наибольшего благоприятствования.

Важным событием в российско-португальских отношениях явился визит в Португалию в 1885 г. русских военных кораблей.

В эти годы в связи с обострением противоречий с Англией и Францией из-за колониальных владений в Африке Португалия стремилась заручиться поддержкой российской дипломатии в отражении посягательств Англии на португальские территории.

Последнее десятилетие XIX века ознаменовалось известной активизацией дипломатических контактов, регулярным обменом посланиями между внешнеполитическими ведомствами двух стран. Главное место в переписке между Петербургом и Лиссабоном занимали вопросы упрочнения абсолютизма и развития двусторонних торговых отношений. Важными событиями этого периода явились заключение русско-португальской Конвенции о торговле и мореплавании (1895 г.) и визит в Лиссабон эскадронного броненосца "Николай I".

Положительный резонанс в Португалии вызвало участие российских моряков императорской яхты "Царевна" в ликвидации пожара, возникшего в здании парламента в июле 1895 г. В ноте, направленной в российскую миссию 3 августа 1895 г., португальское правительство благодарило команду яхты за проявленное мужество. От имени короля русским морякам выражалась "признательность его величества". Командовавший отрядом лейтенант Синявин был награжден орденом Христа.

В связи с начавшейся в 1904 г. русско-японской войной Португалия заявила о своем нейтралитете. Однако под давлением Англии португальское правительство чинило препятствия заходу в португальские порты русских кораблей, следовавших к театру военных действий. Фактически португальские порты для них были закрыты. Заметное охлаждение в российско-португальских отношениях наступило с свержением в Португалии монархии и провозглашением республики 5 октября 1910 г. В течение почти года Россия уклонялась от признания республиканского режима (14/27 сентября 1911 г. - указом Николая II была признана Португальская Республика).

В начале XX века российско-португальские отношения сводились фактически к торговому обмену. Доля России во внешнеторговом обороте Португалии была довольно мала - 1,8 %. Незначительный объем торговли между Россией и Португалией в какой-то мере обуславливался слабой работой русских консульств в Португалии, одной из основных задач которых по-прежнему являлось оказание содействия развитию коммерческих связей между двумя странами и продвижению на португальский рынок российских товаров.

К этому времени в Португалии насчитывалось уже 11 консульств, из них 5 на материке (Лиссабон, Порту, Сетубал, Фару, Портимау) и 6 - на островах (Азоры, Мадейра). Единственным штатным учреждением было ген- консульство в Лиссабоне, которому подчинялись все нештатные (почетные) консулы. Должности почетных консулов, из-за неимения в этих городах русских поданных, занимали иностранцы, которые, не зная России, ее традиций, культуры и языка плохо справлялись со своими обязанностями, особенно в развитии торговых связей с Португалией. В связи с этим в 1913 г. произошло серьезное сокращение русской консульской сети в Португалии, сохранились посты лишь 2-х вице-консулов - в Лиссабоне и Порту.

Послом Португалии в Санкт-Петербурге с 1912 г. был Жайме Баталья Рейш, который оставался в России до начала 1918 г. Серьезный отпечаток на русско-португальские связи наложила Февральская революция 1917 г. - дипломатические отношения были прерваны вплоть до 1974 г. Контакты с небольшой, находящейся на окраине Европы страной, в течении 57 лет существовали на уровне отдельных торговых сделок, которые реализовывались через третьи страны (Франция, Австрия) и серьезного значения им не придавалось.